Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

rbc new

"Канал был убыточным предприятием, а теперь он убыточным быть перестал".

Еще одно интервью неординарного человека. Александр Любимов рассказывает о своей работе в РБК-ТВ и о планах на будущее.

Александр Любимов о своей работе на телеканале РБК и причинах ухода с поста гендиректора

Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Александр Любимов покидает пост генерального директора телеканала РБК, который он занял в 2011 году, вскоре после того как холдинг приобрела группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова. По словам топ-менеджера, перед ним стояла задача провести реформу телеканала, обновить его как технологически, так и с точки зрения редакционной политики. В беседе с «Лентой.ру» Любимов рассказал о том, что удалось ему сделать за эти три года, почему он решил покинуть этот пост и чем собирается заниматься после ухода.

«Лента.ру»: Почему уходите?

Любимов: Собственно, в какой-то момент я понял, что мое присутствие здесь просто излишне. Основную работу, которую необходимо было сделать, мы сделали. Оживили работу редакции. Канал был убыточным предприятием, а теперь он убыточным быть перестал.

То есть управление стабильно работающим предприятием не увлекает вас так, как работа кризисного менеджера?

У всех своя судьба. Некоторые приходят на канал и руководят им по 15-20 лет. Им это кажется нормальным. Я не могу так. Мы провели серьезную реформу на канале, сделали большую работу. Теперь все это должно устояться, нужен спокойный поступательный рост. Это уже не так масштабно, как то, что мы делали последние два года. Я могу остаться, но не вижу в этом необходимости. Ну, буду я тут сидеть, делать работу, которую и без меня сделают не хуже. Молодые не получат возможности роста. Это неправильно.

Уже решили, куда пойдете работать?

Я ухожу не потому, что получил какое-то конкретное предложение. У меня уже были такие периоды в перерывах между работой на «Первом канале», на «России 1», когда я просто занимался своими проектами. Это свободный рынок. Можно предлагать разным каналам какие-то свои программы, новые идеи, которые всегда найдут применение. Сейчас, например, начну снимать сериал для «России 2».

Какой?

Это будет очень современный сериал про социальные сети. Он очень экспериментальный, и мне это интересно. У нас крошечные бюджеты, но прекрасная молодая команда. Сейчас встретим Новый год, и пока все будут бухать, у нас начнутся съемочные дни.
http://lenta.ru/articles/2014/12/24/lubimov/

ОПИН

Наталья Картавцева: «ОПИН» – девелопер, создающий тренды.

10526010_134068453460374_1518414767231577912_nО том, как удается девелоперской группе «ОПИН» избегать стереотипных решений, журналу «Салонъ Недвижимости» рассказала заместитель генерального директора по продажам «ОПИН» Наталья Картавцева.


[Читать интервью]МОДНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ XX ВЕКА СВЕРШАЛИСЬ РАДИ ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ – СИЛУЭТОВ, ТКАНЕЙ, ПРЕДМЕТОВ ТУАЛЕТА. РЕВОЛЮЦИИ ДЕВЕЛОПМЕНТА ВЕКА XXI СВЕРШАЮТСЯ РАДИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ – ФОРМАТОВ И КОНЦЕПЦИЙ.
ОДНАКО TRENDSETTER В ЭТОМ БИЗНЕСЕ ДОЛЖЕН ИЗБЕГАТЬ СТЕРЕОТИПНЫХ РЕШЕНИЙ. КАК ЭТО УДАЕТСЯ ДЕВЕЛОПЕРСКОЙ ГРУППЕ «ОПИН», РАССКАЗЫВАЕТ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ПО ПРОДАЖАМ НАТАЛЬЯ КАРТАВЦЕВА.
ТЕКСТ ЕЛЕНА ИВАНОВА

Trendsetter должен обладать феноменальной интуицией, быть немного мечтателем и немного фанатиком. Все эти три качества в разумной пропорции присутствуют в характере нашей героини июльской обложки. Каким-то удивительным для всей съемочной группы образом прописанный заранее фотосет превратился в какой-то момент в новую, почти кинематографическую историю, с абсолютно неожиданными для всех ракурсами и настроениями. Так включились энергии нашего трендсеттера, а мы доверились и подключись к ее потоку.
Доверие – одна из ключевых составляющих успешных продаж. На доверии строится командная работа, на доверии годами строится репутация девелопера. «ОПИН» доверяют. Это застройщик с большим земельным фондом и большими амбициями. Не знаю, проводились ли опросы среди москвичей, но на собственном опыте могу сказать, что много лет назад, даже не подозревая, что в сферу моего профессионального внимания и интереса попадет недвижимость высокой стоимости, о поселке «Пестово» я знала. Из каких каналов и источников – загадка, но в этом весь фокус тренда: кажется, что он материализуется из прекрасного абсолюта, как возникает радуга, утренний туман или грибной дождь. Вода – элемент, необходимый для успеха загородного проекта, и это ни для кого не секрет, а вот на какой новый городской тренд вдохновит водная стихия группу «ОПИН», станет известно в ближайшем будущем: проект по освоению участков на Крутицкой набережной уже запущен.

Наталья, вы обладаете опытом управления продажами не только в сфере недвижимости, но, как написано в вашем профайле, и фармацевтики, и даже вооружения. Последнее, признаюсь, впечатлило…
Все просто. Вопросы вооружения – государственная монополия, поэтому мой опыт управления продажами в данной области был ничем иным, как подготовкой и проведением тендеров государственной закупки. Сама продажа в моменте – это запланированный результат предыдущих шагов и длительных переговоров.
Что оказалось наиболее ценно в последующей работе в сфере недвижимости?
Наверное, то, что я обладала опытом в совершенно разных областях. Прийти в недвижимость мне было, во-первых, нестрашно, во-вторых, очень интересно и, в-третьих, мои работодатели искали человека из иной сферы, с нестереотипным взглядом. Продукт может быть любым, важно понимать систему продаж и правильно организовать процесс.

Хорошими продавцами становятся или рождаются?
Научить можно чему угодно, но насколько человек будет искренен в этом? Возможно, в сегментах низкой стоимости при потоке клиентов (хотя мне не нравится эта формулировка) не так заметно равнодушие. Если мы говорим о продаже объектов класса «бизнес» и «элит», то переговоры идут с людьми, которые прекрасно разбираются и в психологии, и в технологиях продаж, и в искусстве переговоров и невербальных манипуляций. Как только они чувствуют намерение повлиять на их решение, вы теряете доверие и покупателя.

Наталья, как вы мотивируете сотрудников?
Конечно, для многих важно видеть возможность карьерного роста, и мы приветствуем такой стимул у сотрудника. Для меня очень важен командный дух, но с каждым годом перед нами ставятся все более сложные задачи. При хорошей финансовой мотивации важно, чтобы каждый игрок команды был в тонусе, чтобы глаза горели. Иногда можно и поставить в пример успехи команды другого проекта, для амбициозных людей это очень действенный стимул.

Многие эксперты называют рынок загородной недвижимости стагнирующим. Вы разделяете подобную оценку?
Моя задача – развивать продажи в наших проектах, если я буду ориентироваться в целом на рынок или на мнение сторонних экспертов, то мне давно уже нужно было бы сократить свой план продаж. Однако наш объем выручки увеличивается в два раза каждый год вопреки общей ситуации.
Другой вопрос, что на загородном рынке действительно смещаются акценты. После кризиса сократились площади домов и участков, появились новые форматы, мы пережили бум таунхаусов и, наконец, вывод в продажу участков без подряда. Сейчас первичный рынок формирует около 800 поселков всех ценовых сегментов. Реальные продажи идут от силы в 70. Если смотреть на эти цифры, то, конечно, напрашивается вывод о стагнации.

Почему такая низкая покупательская активность? Неужели такое количество «невыстреливших» проектов и неудачных концептов?
Неудачных концептов огромное количество, потому что в какой-то момент люди, обладающие земельным и финансовым ресурсом, но абсолютно далекие от девелопмента, решили: «А почему бы нам не построить поселок?». Проекты огромные, по цене застройщики несговорчивые, инфраструктуры нет, архитектурной концепции нет. А результат – в цифрах, которые я назвала вам. Сегодня выбор загородного жилья огромен, и клиент выбирает предложение, которое максимально отвечает его требованиям, и требования высоки.

Архитектура сегодня важна для клиента?
Безусловно, даже если мы говорим о проектах бюджетных, сегмента «эконом». Девелоперы уже давно конкурируют не в поле «стоимости».

Каков инфраструктурный пакет поселка, который ожидает получить покупатель? Даже участки без подряда должны быть удобны с точки зрения логистики, а это значит: обустроенные дороги, должны быть оснащены всеми коммуникациями, освещением, внешним и внутренним ограждением, с предусмотренными зонами для детских площадок и прогулок, с административным зданием, возможно, даже небольшой магазин. Но это скорее стандартный набор, лидерами продаж становятся все же проекты, предлагающие эксклюзивный инфраструктурный элемент, который становится частью концепции.

Выгодно ли девелоперу вообще работать с крупными инфраструктурными объектами - ведь они, как правило, требуют больших затрат?
Если девелопер пришел на рынок всерьез и надолго, работает на перспективу, то, безусловно, выгодно. Яркий тому пример – наш проект «Большое Павлово», где мы сначала построили ТРЦ «Павлово подворье» и «Павловскую гимназию», а затем запустили один за другим три жилых проекта: элитный поселок «Павлово», мультиформатный поселок «Павлово-2» и – в начале этого года – малоэтажный комплекс комфорт-класса «Павловский квартал». Все проекты оказались очень успешными, в том числе благодаря якорному центру – крупным инфраструктурным объектам. Жители всех наших комплексов в округе пользуются готовой инфраструктурой, которая стала центром не только наших проектов, но и в принципе изменила образ жизни всей окружающей территории. Фактически мы создали базис для более высокого уровня жизни на Новой Риге.

В 2005 году был дан старт реализации совсем иного по формату поселка премиального сегмента – «Пестово». Что стало инфраструктурным центром этого проекта?

В случае с «Пестово» нам не нужно было придумывать новую концепцию, а лишь взять за основу и правильно использовать уникальные экологические особенности осваиваемого участка земли. Поселок построен на полуострове Пестовского водохранилища с естественной живописной бухтой, где логично было создать собственный яхт-клуб.
Инвестиции в проект были колоссальными: мы обустроили габионную набережную длиной 2,5 км, провели работы по углублению дна и укреплению берегов, что помогло улучшить экологическую обстановку в этом месте. Кроме того, нам нужно было благоустроить территорию в 123 гектара, сохранив при этом ее природный колорит. Затопленные участки были оформлены в небольшие озера с мостиками, обустроен полуостров для рыбалки, а некоторые участки земли остались абсолютно нетронутыми. При всем этом нам необходимо было провести коммуникации – воду и электричество – к береговой линии, построить яхт-клуб и ресторан, сделать площадки для тенниса и волейбол. В 2013 году мы вложили в финальное благоустройство поселка около 400 млн. рублей.

Насколько успешным оказался этот проект?
Сегодня 60-70% сделок рынка элитных коттеджных поселков Дмитровского шоссе приходится на «Пестово». В среднем мы продаем по три-четыре дома в месяц, при том что емкость продаж по всему Дмитровскому шоссе в этом сегменте – максимум пять домов в месяц. На сегодняшний момент в «Пестово» из 400 домов у нас остались непроданными около 70, в поселке постоянно проживает 120 человек, еще 150 делают ремонт и обустраивают свои участок.

На что сегодня в принципе обращает внимание покупатель недвижимости высокой стоимости?
Поскольку в большинстве своем загородный дом покупается семьей, у которой есть многочисленные помощники, личные автомобили, то на первый план выходит как раз не наличие в непосредственной близости развитой инфраструктуры, а камерность поселка, его ландшафтные характеристики, престижность направления, архитектура и качество строительства, коммуникаций.

К престижным направлениям сегодня вы относите…
Традиционно Рублево-Успенское шоссе, но там сделки мы видим только на вторичном рынке, причем малоактивно: из 100–150 объектов в экспозиции в месяц проходит максимум 10 сделок. Далее по популярности следуют Новая Рига, Киевское, Калужское направления и Дмитровское шоссе в силу насыщенности спортивными клубами и объектами.

Какую из озвученных локаций вы считаете наиболее перспективной с точки зрения дальнейшего развития инфраструктуры?
Безусловно, Новую Ригу. На ее ближайших километражах большое количество объектов (самый большой в Европе World Class, «Павлово подворье», гольф-академия, конно-спортивный комплекс, детские секции, даже йога для детей, эстетические и медицинские клиники), плюс красивый природный ландшафт. Если есть возможность дистанционно вести бизнес, мне кажется, это идеальный вариант для круглогодичного проживания.

В прошлом году вы вывели на рынок необычный проект – это многоквартирные дома премиум-класса «Парк Рублево». Признайтесь, с форматом рисковали?
Мы – реалисты. Я считаю, очень полезно, когда идет разработка проекта, ставить себя на место покупателя и подумать, что действительно сегодня необходимо человеку, который выбирает загородный образ жизни, и какова сегодня философия этой жизни.
Когда шла защита проект, одна солидная консалтинговая компания пророчила провал, прогнозы были – реализация в течение 20 лет с максимальной стоимостью 150 тыс. рублей за квадратный метр.
Наверное, «Парк Рублево» стал моим любимым проектом еще и потому, что в него почти никто не верил тогда. Признаюсь, меня это очень задело, я должна была доказать, что он «выстрелит». По 24 часа в сутки сидела над проектными альбомами, сама продумывала квартирографию, считала прайс-листы, вложилась в него на 200 %.

На чем тогда основывали свой прогноз консультанты?
Да, собственно, оснований и не могло быть, поскольку не существовало аналогов. Но для нас было очевидно, что многоквартирная малоэтажная застройка станет новым загородным трендом для премиального сегмента. В нашей бизнес-модели заявленная стоимость доходила до 300 тысяч за «квадрат».

Продажи идут уже год, как реальность рассудила вас?
Динамика продаж даже выше той, что прогнозировалась нами. Проект распродан на 40 %, только в этом году было заключено 55 сделок. Сегодня диапазон стоимости – от 205 до 300 тыс. рублей за квадратный метр. А начинали мы действительно, как и говорили консультанты, со 150 тысяч.

Сколько будет стоить квартира в одном из этих 20 домов на вторичном рынке?
К концу проекта мы планируем довести максимальную стоимость до 400 тысяч, а с отделкой – от 450–500 тыс. рублей за квадратный метр.

Когда шла проработка формата и предложения, на какую аудиторию вы ориентировались?
Разработка концепции до старта продаж заняла у нас год. Конечно, мы обсуждали, почему не развивается рынок загородного жилья. Было очевидно, что пора прекратить упрямо строить коттеджные поселки, которыми перенасыщен рынок. Мы могли превратить «Парк Рублево» в традиционную загородную историю – дома по 4 млн долларов на живописном берегу Москвы-реки в окружении средневекового леса. Нужно ли это покупателю? Кстати говоря, покупатель элитного сегмента сильно изменился за последние пять лет: покупки совершают более молодые, среди которых много чиновников и бизнесменов, тех, кто покупает первый дом, и, что самое нетипичное для предложений подобной ценовой линейки, довольно часты стали ипотечные продажи.
Если говорить о будущих жильцах «Парка Рублево», то 90 % из них – это москвичи, которые покупают себе уже не первый объект, 35–50 лет, с активной жизненной позицией, для которых большое значение имеют экологичность, близость к воде, наличие спортивной инфраструктуры. Но самое главное – это люди, которые уже наигрались в истории с собственными домами больших площадей. Я неоднократно слышала от клиентов, что поддержание дома требует большого количества времени, сил и финансовых затрат. Мы и перед архитектурным бюро ставили задачу очень четкую – предложить то, что будет востребовано, а не «возводить» заявки на книгу рекордов Гиннесса по своим размерам и изощренности отделки.
Мы создавали проект для тех, кто хочет сохранить практичность городской квартиры, но жить более камерно, в окружении красивого леса, дыша чистым воздухом, наслаждаясь всеми преимуществами близости большой воды.

Какой-то процент собственников в «Пестово» проявил интерес к проекту «Парк Рублево»?
В нашей компании есть шутка: «Собери свою коллекцию от «ОПИН». Покупают и не только в этих двух проектах, часто инвестируют, например, в жилые комплексы VESNA, «Павловский квартал». Несмотря на разницу форматов, покупатели в «Пестово» и «Парке Рублево» – люди с похожим образом жизни, часто это одна семья или несколько поколений семьи.

Как изменилась расстановка сил девелоперов на рынке загородного жилья?
Все крупные игроки оказались перед выбором: либо реализовывать до конца коттеджные поселки и уходить в сегмент городской или коммерческой недвижимости, либо искать новые форматы. Мы начали с реализации мультиформатных поселков, оценивая при этом, какие предложения пользуются наибольшим спросом. Например, в проекте «Павлово», где представлены и коттеджи, и участки без подряда, и таунхаусы, и квартиры в многоквартирных домах, мы закончили с отметкой 130–140 тысяч за квадратный метр за квартиру в загородном проекте. Даже для нас такие цифры оказались неожиданно. Этот опыт позволил нам в дальнейшем успешно развивать проекты VESNA, «Павловский квартал» и «Парк Рублево». Я уверена, что сегодня главным активом застройщика является способность построить в любом ценовом сегменте лучший объект.

Девелопер «ОПИН» традиционно ассоциируется с загородной недвижимостью, однако сейчас компания входит в проект городской, масштабный и сложносоставной – реконструкция стадиона им. Стрельцова, а также строительство жилого комплекса на прилегающей к нему территории. Как вы оцениваете рынок городской недвижимости?
Это рынок, который будет развиваться очень быстрыми темпами, особенно в локациях 7–10 км до МКАД, в так называемых спальных районах. В остальной части города нас ждут в основном точечные застройки, реконструкции отдельных зданий в историческом центре и редевелопмент промзон. Новый жилой фонд будет представлен в основном ценовым предложением сегмента «бизнес». Исходя из решений, которые принимаются правительством Москвы, столица будет развиваться по принципу квартальной застройки. Город очень активно вовлекает девелоперов в развитие инфраструктурной составляющей, транспортных сетей.

Что самое сложное и самое интересное для вас в реализации проектов?
Это непросто объяснить. Наступает очень странный момент, когда складываются все пазлы и ты понимаешь: все, есть проект, начинается история! Это такой нулевой отсчет, похож на тот, когда на часах 00 часов 00 минут.

Наталья, от чего вы получаете наибольший адреналин в работе?
Когда решаешь задачу, которая другим кажется неразрешимой.


Вы успешны в бизнесе, что делаете для того, чтобы реализовывать свой личный потенциал?
В какой-то момент я осознала, что работа настолько поглотила все мое время, что я просто перестала мечтать. Оказалось, что я откладываю на потом огромное количество занятий, которые приносят мне радость. Сейчас я хочу максимально гармонизировать соотношение рабочего и личного времени.
Последнее время меня часто спрашивают: «Что случилось, посвежела, высыпаться стала? Влюбилась?!» Я отвечаю: «Да, влюбилась, в саму себя». Иногда я удивляюсь, что я стала так много успевать из списка моих отложенных дел: кататься на велосипеде и роликах с сыном, встречаться с друзьями, читать, заниматься танцами, прыгать с парашютом. Признаюсь, домой я возвращаюсь не раньше полуночи. Нужно успевать жить и получать удовольствие от каждого дня!

Наталья, спасибо вам за заряд положительной энергии, которую вы транслируете! Есть очень хорошая фраза, которая, как мне кажется, подходит именно вам: «Это не нам недостаточно времени, это времени недостаточно нас».




LEDs

Оптоган: китайские светодиоды нам не конкуренты.

открыть материал ...
Сегодня во всем мире в целях повышения энергоэффективности экономики отказываются от ламп накаливания и постепенно переходят на энергосберегающие. С 1 января 2011 года будут запрещены производство и продажа ламп накаливания мощностью более 100 Вт и в России.

Очень объемный и наглядный материал опубликован сегодня в "Деньгах". Автор приложил немало сил, чтобы рассмотреть перспективы различных источников освещения, и в целом, кажется, сомневается в том, что в России возможно высокотехнологическое производство, способное конкурировать с Китаем в этой области.

Гендиректор ОптоГана Максим Одноблюдов с этим категорически не согласен:
"Рынок светодиодных светильников начинает формироваться, но уже сейчас он показывает заманчивые перспективы. Поэтому не удивительно, что конкуренция будет только нарастать. Хотел бы отметить, что светодиодной технологии для систем освещения в мире не больше 15 лет, хотя, скажем, полупроводниковые лазеры появились более 40 лет назад.

 

Collapse )
ONEXIM Zeus

Я видел, как течет золото.

В конце прошлой недели президент ОНЭКСИМа Михаил Прохоров провел рабочее совещание на одном из самых перспективных активов ЗАО «Полюс» – месторождении «Благодатное».
Находится оно, скажем так, в предместье поселка Еруда, что дало местным журналистам повод предположить, что на самом деле МД хочет проверить там свою квартиру.))

 Для того, чтобы  лучше все понять и прочувствовать, мы с журналистами из Красноярска прилетели в Еруду (вернее, в пгт. Северо-Енисейский, в потом еще 70 км на автобусе) накануне. Скажу сразу: я был просто ошеломлен размахом деятельности Полюса. Никакие фотографии, пожалуй, не могут адекватно передать этот размах. И ведь представьте, все эти карьеры, фабрики, поселки созданы в глухой тайге, где до ближайшего крупного центра не менее 600 км ("кругом пятьсот" как у Высоцкого:)), а температура зимой опускается до минус 50 градусов!

Так что теперь я мысленно оцениваю стоимость золотого кольца или цепочки не в деньгах, а в количестве руды, которую надо переработать, чтобы его сделать. Пропорция здесь очень простая: 2,4 грамма золота в одной тонне руды. Считайте.

PS. Кстати, мне очень понравились местные журналисты. Наверное, сибирский характер как-то сказывается. К примеру, почти за час свободного общения с МД, никто из них так и не спросил про «вторую волну кризиса», инфляцию, девальвацию и тд. Зато вопросов о смысле жизни и личностных ценностях было хоть отбавляй.))
А когда на обратном пути у нас банально не завелся самолет, никто не расстроился, и даже с энтузиазмом,  как мне показалось, восприняли перспективу или 14 часов ехать на автобусе, или заночевать прямо в аэропорту, где нет даже туалета.